ЦСПР - центры социально-психологической реабилитации населения и его информирования по вопросам преодоления последствий Чернобыльской катастрофы - являются структурными подразделениями Министерства по чрезвычайным ситуациям Украины. Центры начали создаваться в 1994 году по инициативе ЮНЕСКО в рамках Чернобыльской программы ООН - в Украине, России и Беларуси. В Украине работает 5 реабилитационных центров - в Бородянке, Боярке, Иванкове, Коростене и Славутиче. Об основных задачах ЦСПР, реализованных и реализуемых программах, проектах, а также о текущей работе наших специалистов вы сможете узнать на страницах портала CSPR.info и на сайтах-спутниках - блоге, форуме, веб-визитке, региональных и проектных интернет-ресурсах

 
Главная arrow Человек в системе arrow Человек в системе

Консультации психологов, социальных педагогов. Индивидуальная, семейная и групповая работа. Тренинги

Веб-визитка Киево-Святошинского центра социально-психологической реабилитации (г.Боярка)
Человек в системе Версия для печати Отправить на e-mail
08.04.2008

Автор: Мария КИРИЛЕНКО

Аппетитный дымок от жертвенного костра поднимается к небу, и боги склоняют свой благосклонный взор на принесшего жертву… Маленький мальчик остается дома, а не идет гулять, потому что мама пообещала ему за это шоколадку… Старушка, судорожно прижимая к груди синюю курицу, отдает свой голос «осчастливившему» ее кандидату… Коррупция многолика и присуща человеку как изначальный порок, который невозможно искоренить полностью. Но при определенных условиях коррупция расцветает, разрастается и как коррозия начинает разъедать все общество и одновременно душу каждого из нас.

Не секрет, какой размах в нашей стране приобрела коррупция. Ее тотальный характер — это грозный симптом, который свидетельствует и о состоянии нашей демократии, и о степени беззакония, и о нравственном падении большей части общества. Появились целые сферы, где взятка рассматривается как полулегальная доплата к низкой заработной плате. Я считаю своим долгом вновь и вновь привлекать всеобщее внимание к взяточничеству как к одному из аспектов общей коррупционной системы. Для нашего будущего крайне опасно не так наличие «коррумпированной верхушки», как моральный облик нашего общества, при котором иных верхов оно не заслуживает.

Увлечение экономическими стратегиями потеснило на задний план гуманитарные методы воздействия на общественное сознание. А ведь революции вначале происходят в умах людей. И все же, когда речь заходит о борьбе со взяточничеством, можно услышать: «Уговоры тут бесполезны, нужно менять систему». Позвольте! А разве не те же люди будут спешить или не спешить ее менять; разрабатывать новые эффективные законы или же сразу закладывать в них скрытые коррупционные схемы? А как граждане нашей страны будут реагировать на перемены: радостно их приветствовать или же саботировать? А может, затаятся на время с тем, чтобы искать новые лазейки?

Попытаемся отследить разные модели поведения человека в преступной системе вообще и коррупционной в частности. Хотелось бы понять, как система влияет на человека; насколько он сам в состоянии влиять на нее; как будет вести себя в эпоху перемен. Некоторые аналогии с советской системой не случайны — многие из нас еще помнят наше недавнее прошлое.

Итак, в зависимости от роли в коррупционной системе, выделим несколько основных групп граждан и проследим, как они относятся к взяточничеству.

Рьяные адепты.
К этой группе можно отнести тех, кто воспринимает систему как наиболее комфортную для себя, единственно возможную для существования и желательно вечную. Они поддерживают, развивают ее, насаждают и, по сути, доводят до абсурда, до такой степени развития, что она изживает себя, будучи уже не в состоянии существовать по самым разным причинам (от экономических до социальных).
Такие люди «берут всегда, дают везде», считая взятку нормой жизни. Берут по-крупному: у государства и отдельных лиц, у богатых и бедных — без разбора. Вымогают и создают условия, чтобы сами принесли. Дают, не задумываясь и не сомневаясь. Подкупают, чтобы обойти закон.
Такой врач сделает не нужную больному операцию; назначит умирающему дорогостоящее лечение; поставит несуществующий диагноз, чтобы потом успешно «вылечить»; затянет лечение до бесконечности, если больной платежеспособен. Такой учитель «сделает» медаль ребенку состоятельных родителей и одновременно «завалит» способного и трудолюбивого ученика, потому что «нельзя, чтобы медалей было слишком много». Такой судья оправдает бандита. Такой гаишник припишет вину в ДТП тому, кто беднее. Такой журналист напишет грязную заказную статью.
Это люди, у которых банальная жадность, разрастаясь и разъедая душу, подавляет и вытесняет все моральные нормы и все чувства вплоть до инстинкта самосохранения. Бороться с ними можно, только сыграв на их же жадности. Чтобы «стать на путь исправления», они должны очень сильно бояться потерять все свои деньги плюс получить «волчий билет», который не позволит им до конца жизни сколько-нибудь нормально зарабатывать.
При развале системы рьяные адепты — это те, кто в наибольшей степени будут сопротивляться переменам. В первых рядах «перестройки» они с наибольшим рвением будут провозглашать новые лозунги, но они же ради сохранения старого порядка вещей способны на любые преступления. И уж, конечно, будут потом работать на видоизменение и возрождение системы. Воздействовать на эту группу можно только жесточайшими методами с задействованием уголовного кодекса. К совести взывать бесполезно.

Конформисты.
Это группа людей, которые всегда приемлют существующий порядок вещей. Они служат системе верой и правдой, но не потому, что считают ее правильной, а потому что служить существующему режиму — их естественное состояние. Осторожны и не лишены инстинк­та самосохранения. Социальная адаптация таких людей дошла до таких пределов, что они потеряли себя как гражданскую единицу, стали «прозрачными», перестали отбрасывать тень.
Это многочисленная прослой­ка нашего общества, сформировавшаяся в ходе «селекционной работы», когда почти в течение века уничтожались самые активные и мало-мальски непокорные представители общества. Генети­ческий страх, что их могут заподозрить в нелояльности, побуждает конформистов к демонстративным способам выражения своей верности идеалам, лозунгам или конкретным лицам, олицетворяющим на данном этапе систему. Но драться за нее конформисты не станут, особенно если появится хоть малейший намек на опасность для их благополучия.
Конформисты — это взяточники «без огонька», послушные исполнители, вялые приспособленцы. Они будут брать столько, сколько принято в данной структуре, выполнять все рекомендации вышестоящих и «честно» делиться с начальством. Если им велят преступить закон, сделают это «ничтоже сумняшеся», но сами на рожон не полезут. Это аморфная, социально апатичная масса людей, которые делают систему устойчивой. Изменится система — изменятся и они, но только в том случае, если изменения будут «взаправдашними». В силу обостренного до болезненности инстинкта выживания и внутренней склонности к дисциплине легко поддаются запугиванию и введению «в рамки». Пусть и со скрипом, но поддаются убеждению: в своем стремлении быть «правильными» способны меняться, реагируя на общественное мнение и стараясь не делать то, что считается стыдным.

Сохраняющие лицо.

Группа людей, которые пытаются не потеряться в системе и не слиться с нею. Они соблюдают правила игры ровно настолько, насколько это позволяет выжить. Озабочены своей репутацией порядочного человека, но в первую очередь боятся упасть в своих собственных глазах. Вместе с тем нравственные критерии размыты. Это колеблющаяся масса, которая в переломные исторические моменты все-таки чаще становится на сторону прогрессивных сил.
Такие люди берут только у тех, кто сам приносит, и только при условии, что заплатить тем не проблема. Они никогда не вымогают, не относятся хуже к тем, кто не заплатил, не нарушают грубо закон. Сами делают подношения только под давлением ситуации, то есть тогда, когда иными путями проблему разрешить не удается. Чаще «благодарят», чем дают «до того».
Такой врач уделит одинаковое внимание и более состоятельному пациенту, и тому, кто неплатежеспособен. Такой учитель будет в равной мере внимателен и к ученику, чьи родители «благодарят», и к ребенку бедных родителей. Такой чиновник возьмет взятку у состоятельного человека, но не будет обирать бедного. Однако сохранять лицо в преступной системе — это сложный и опасный путь. Рано или поздно возникает проблема «первого шага», когда перед человеком стоит выбор — устоять или поступиться своими (пусть и далекими от идеала) принципами, совершив за деньги бесчестный поступок. У человека всегда есть возможность уйти из структуры, где процветает взяточничество. Есть и разные способы так поставить себя, что все будут знать: этот не берет. Но всегда остается риск сделать этот роковой первый шаг, после которого очень трудно, а порой и невозможно вернуться назад. При борьбе с коррупцией на таких людей в наибольшей мере действует страх позора, они наиболее чувствительны и отзывчивы на взывание к их совести. При развале системы радостно воспринимают перемены, так как устали «балансировать на грани» и бесконечно сомневаться в собственной честности.

Диссиденты.
Трем вышеописанным группам людей, в разной мере, но поддерживающим систему и сжившимся с ней, противостоит гораздо меньшая, но очень значимая сила. Диссиденты — это те, кто считает, что система преступна, несправедлива, обречена на гибель и заслуживает уничтожения. К этой группе в первую очередь относятся «тихие» или (по аналогии с советскими временами) «кухонные» диссиденты, то есть те, кто выражает недовольство в узком кругу родственников и друзей. Такие люди никогда не будут брать взятки, поступать на должности, которые могут поставить перед ними почти гамлетовский вопрос «брать или не брать». Эта группа людей будет «благодарить» только тогда, когда действительно испытывают благодарность.Ни в коем случае нельзя недооценивать их: чем больше тех, кто осознает, что система заслуживает уничтожения, тем ощутимей расшатывается ее фундамент. Такие люди всегда готовы перейти от скрытого недовольства к активной борьбе, когда жизнь подводит к проблеме выбора. А вот «идейных» диссидентов — тех, кто пришел к несогласию с системой путем критического осмысления существующего порядка вещей, на первый взгляд, не так уж много... Диссиденты, принадлежащие к этой группе, активно борются с системой, протестуют, объединяются в правозащитные организации, агитируют, прорываются в прессу или доносят информацию до окружающих и высших чинов государства путем самиздата (а в наше время еще и Интернета). Такие люди борются осмысленно, им не чужды тактика и стратегия, а в случае необходимости — конспирация и осторожность. С большой натяжкой можно отнести к ним тех, кто борется с коррупцией на деньги грантодателей. Однако «идейными» диссидентами можно считать всех правозащитников, которые отстаивают свои права и права других граждан, добиваются соблюдения законности. Равенство всех перед законом — это мощный заслон любым коррупционным действиям. К диссидентам-антикоррупционерам можно отнести также тех, кто, пострадав от несправедливости, не смирился, а стал на путь борьбы, будь это опротестование судебного решения или заявление в «органы» на того, кто вымогал взятку.
Диссиденты — это та сила, за которой стоит будущее и прогресс общественного сознания. В демократических странах диссидентов заменяет конструктивная оппозиция, которая, выявляя недостатки демократического устройства, работает на его совершенствование и укрепление.
Любое протестное движение очень заманчиво для людей, которые, подключаясь к нему, решают свои личные интересы: от материальных до сугубо амбициозных. Многие, к сожалению, борются не с коррупцией, а с коррупционерами с тем, чтобы просто занять их место. На развал преступной системы работают в наибольшей мере две полярные силы — рьяные адепты и диссиденты. Одни сверху и изнутри, доводя систему до абсурда, а другие — подрывая ее основы.
Посоветовавшись с собст­венной совестью, поставьте себе диагноз: кто я по отношению к кор­рупции? Чего мне не хватает, чтобы стать хотя бы «тихим» диссидентом? Все мы должны научиться бороться. Тихо или громко, в собственной душе или в правозащитной организации — неважно, ведь все это будет неизбежно работать на изменение сис­темы. И начинать борьбу с кор­рупцией и взяточничеством как ее основным проявлением нужно в первую очередь по месту жительства и по месту работы.

Зеркало недели, № 8 (687) 1 — 7 марта 2008
http://www.zn.ua/3000/3050/62201/

 
< Пред.

Голосования

Как настроение?
 

Статистика

Участников: 123
Новостей: 392
Ссылок: 47
Портал


Rambler's Top100

Сервер
Статистика посещаемости проектов ЦСПР

Каталоги
Zbir.info - Каталог каталогов
Каталог Хороших Сайтов

Трансляция