ЦСПР - центры социально-психологической реабилитации населения и его информирования по вопросам преодоления последствий Чернобыльской катастрофы - являются структурными подразделениями Министерства по чрезвычайным ситуациям Украины. Центры начали создаваться в 1994 году по инициативе ЮНЕСКО в рамках Чернобыльской программы ООН - в Украине, России и Беларуси. В Украине работает 5 реабилитационных центров - в Бородянке, Боярке, Иванкове, Коростене и Славутиче. Об основных задачах ЦСПР, реализованных и реализуемых программах, проектах, а также о текущей работе наших специалистов вы сможете узнать на страницах портала CSPR.info и на сайтах-спутниках - блоге, форуме, веб-визитке, региональных и проектных интернет-ресурсах

 
Главная arrow Человек в системе arrow Синдром «маленького человека»

Консультации психологов, социальных педагогов. Индивидуальная, семейная и групповая работа. Тренинги

Веб-визитка Киево-Святошинского центра социально-психологической реабилитации (г.Боярка)
Синдром «маленького человека» Версия для печати Отправить на e-mail
24.01.2009

Автор: Мария КИРИЛЕНКО

ImageПомаранчевая революция вызвала у значительной части наших граждан такой всплеск самосознания и чувства собственного достоинства, что казалось, можно было говорить о значительных сдвигах в общественном сознании. Однако многие украинцы, покинув майданы, оказались в роли Золушки, вернувшейся с революционного бала к своим лохмотьям, покорности и мечтам о тех чудесах, которые будет творить для них если не крестная мать-фея, то крестный отец-президент. Понятно, что при такой установке разочарование было неизбежно. И вместе с тем нельзя забывать, что значительная доля недовольства вызвана действиями местной, а не высшей власти. Вынужденное и неизбежное общение с некоторыми нашими чиновниками способно довести до кратковременного нервного срыва или длительного расстройства психики, до истерики или депрессии, до агрессивной выходки или трусливого ухода от проблемы, до фаталистической покорности чиновникам как неким божествам или же до похода на них войной в правозащитном движении. Впрочем, всегда можно дать взятку и остаться при сохраненных нервах, времени и даже чувстве собственного достоинства…
 
 
Как «маленький» украинец общается с властью
 
В каждой стране взяточничество имеет свою историю, предпосылки и национальные особенности. Одним из немаловажных факторов постсоветской психологии является комплекс неполноценности «маленького человека» по отношению к государству и к государственному чиновнику как его представителю на местах. Простой человек привык, что он — для государства, а не государство — для него. И поэтому перед каждым госслужащим человек появляется в роли униженного просителя, а не как честный налогоплательщик, имеющий право рассчитывать на помощь, внимание, человеческое отношение и удовлетворение своих законных интересов.
 
Пренебрежительное отношение к посетителю, нежелание вникнуть в его проблему и оперативно ее решить, переадресовка в другие ведомства, искусственное создание очередей — это фактически скрытая форма вымогательства взятки. Перед человеком стоит выбор — пройти семь кругов чиновничьего ада, потратив уйму времени, или же, заплатив «кому нужно», мгновенно решить свои проблемы. Условия для этого идеальные: чиновники сидят в отдельных кабинетах, где так удобно остаться один на один с посетителем и без проблем взять подношения. И даже если в кабинете располагаются еще два-три служащих, то они, сканируя ситуацию, всегда испарятся в нужный момент.
 
Сейчас нередко можно услышать «умствования» о том, что борьба с коррупцией вообще и взяточничеством в частности бессмысленна и бесперспективна. Очень удобная позиция для оправдания бездеятельности. А ведь очень многое можно сделать только за счет отладки нашей бюрократической машины. Совсем не сложно проверить эффективность работы если не каждого конкретного чиновника, то хотя бы основных государственных структур на местах. Косвенные показатели — это количество повторных обращений, жалоб в вышестоящие инстанции, к депутатам всех уровней, в правозащитные организации. Все это мониторится без особого труда, а если прибавить еще простенький анализ тематики обращений, то можно сразу сделать предварительные выводы не только об отношении местной власти к народу, но и о том, какие сферы в регионе в наибольшей мере затронуты коррупцией.
Всего лишь позвонив в интересующее ведомство, узнаешь много интересного. Так, на вопрос «А когда вернется ваш начальник?» можно услышать милый и искренний ответ секретаря: «А я откуда знаю?». Или вообще классическое «Я вам не справочное бюро».
 
Еще можно выехать на место и проверить, насколько сложно попасть на прием; нет ли какой-нибудь хитрой пропускной системы; не назначаются ли «важные» совещания именно на день приема граждан. Да поглядеть — какой длины очередь; не стоят ли люди в тесной, душной и мрачной приемной, где не насчитаешь и десятка стульев; не идут ли без очереди «свои»; есть ли доступный для посетителей туалет и не заперт ли он на ключ (очень немаловажная деталь в условиях, когда ожидать приходится долгие изнурительные часы).
 
Если не полениться и в течение минут пятнадцати послушать, о чем говорят ожидающие, то можно с определенной долей уверенности «поставить диагноз»: создаются ли тут условия для коррупционных действий, проявляется ли уважение к простому человеку. Информацию можно получить всеобъемлющую — вплоть до такс за определенные услуги, наличия у конкретного чиновника бизнеса, недвижимости, машин и любовниц. Прошли времена «стыдливых» взяточников, заботившихся о том, чтобы их образ жизни внешне соответствовал размеру зарплаты. Нынешние озабочены в первую очередь наличием видимых признаков богатства: шикарных домов, иномарок и прочего.
 
Без бумажки ты — букашка
 
Хотелось бы подчеркнуть, что речь идет не только о взяточничестве. Проблема гораздо шире и затрагивает моральный аспект отношений между государством и его рядовыми гражданами.
 
В сознании простого гражданина государство — это конкретный чиновник в родном селе, городе или районе. Любые социальные блага, которые дарит населению государство, мгновенно обесцениваются, если их получение обставлено на местах бюрократическими сложностями, если в самой организации работы не учитываются интересы простых граждан, если нет элементарного уважения к человеку. Если бабушке для того, чтобы оформить субсидию, нужно потратить не один день, выездить за тридевять земель за бесконечными справками и выстоять кучу очередей, она не будет благодарна государству ни за какие блага. Нигде с таким упоением и бьющим через край раздражением не ругают власть, как в очередях за справками, пусть даже дающими льготы и облегчающими жизнь. Что это — черная неблагодарность? Нет — это естественная реакция человека, униженного и оскорбленного, до глубины раненного бездушным к нему отношением.
 
А количество бумажек по поводу и без повода год от года не уменьшается. Количество инстанций, посещаемых рядовыми гражданами Украины, — тоже. Умы простых граждан давно уже перестали будоражить смелые мечты о том, что отмена прописки облегчит жизнь, что разные госструктуры будут связаны между собой при помощи Интернета, что принцип «единого окна» станет универсальным и охватит все сферы, а контакты отдельного гражданина с государством будут сведены к минимуму.
 
Правомерно ли говорить о том, что корень зла — это только «перегибы на местах»? Отнюдь. То, как работают бюрократы в регионах, количество справок и организация работы разных ведомств — все это напрямую связано с решениями, которые принимаются в верхах. Ведь это кто-то «там, наверху» придумал, например, чтобы бабушки и дедушки для получения льгот по уплате за коммунальные услуги ежегодно доказывали, что они за год не перестали быть участниками боевых действий или ветеранами войны. Вот и бредут они от конторы к конторе, замерзают на остановках маршруток в ожидании «льготного места», полуобморочно приваливаются к стене в приемной, больше похожей на душегубку…
 
А порядок приватизации приусадебного земельного участка — это настоящая фантасмагория в стиле триллера. По заявкам моего ближайшего окружения из числа автомобилистов не могу также не упомянуть о структуре, обозначаемой загадочной аббревиатурой МРЕО, — размер тамошних очередей неизбежно должен был бы ужаснуть всех радеющих о благе государства и болеющих душой за простых граждан. И одновременно навести на мысль, что чем длиннее очереди, тем больше желающих с одной стороны дать, с другой — взять. (В столице, по слухам, дела обстоят много лучше, чем в регионах.) А все, что связано с регистрацией и ведением бизнеса, это вообще ближе к фильму ужасов.
 
Разве сложно, принимая любое решение, просчитать не только финансовый и пропагандистский, но и реальный моральный эффект? Оценить, чем каждое нововведение обернется для украинцев и насколько осложнит их жизнь? Соотнести количество планируемых обращений за справками с количеством госслужащих, которые будут их выдавать? Спрогнозировать, хватит ли сил у самых больных, самых слабых, самых незащищенных «выездить», «выходить», «выстоять» свою очередную льготу? И сделать это ДО введения в силу очередного закона. Но готовы ли наши «слуги народа» с утра до вечера ломать голову над тем, как облегчить жизнь простого украинца, как стать, наконец, государством с человеческим лицом, как уменьшить калечащий наши души бюрократический гнет?
 
Еще только говорят о переходе к адресной материальной помощи, а настроения малоимущих граждан весьма далеки от оптимизма: «Что бы они там ни придумали, а жить только тяжелее будет. Чем снова унижаться и столько справок собирать, уж лучше подыхать потихоньку с голоду». А «дети войны»? Снова прошла волна очередей с четырех утра, с воплями, драмами и драками: брали самую сейчас «популярную» справку «о составе семьи». Отзывы чиновников об этом — спокойно-пренебрежительные: «Всегда найдутся те, кто начинает паниковать, создают очереди и усложняют работу». Не спорим, но почему бы не провести разъяснительную работу, что спешить некуда? Не позаботиться о том, чтобы в очереди соблюдался порядок? Но главное — кто и зачем снова придумал перечень справок и инстанций для тех, чей статус определяется только годом рождения?
 
Безразличное отношение наших властей к очередям как чему-то неизбежному и нормальному — это также наследие советских времен, когда в очередях стояла вся страна. С этим тогда никто и не думал бороться, напротив, это было частью общей политики: людей старались максимально отвлечь, занять, лишить свободного времени, чтобы не задумывались: «А так ли живем?». Но сейчас, когда мы не ленимся к месту и не к месту заявлять о нашей гордой поступи в Европу, пора сделать все возможное, чтобы ввести в цивилизованное русло контакты украинцев с собственным государством. И для начала, конечно, посмотреть, а как эти проблемы решаются в развитых странах. Ведь только за счет правильной организации работы чиновников можно уменьшить взяточничество и ослабить бюрократическое давление на украинцев.
 
Ну а « по капле выдавливать из себя раба» — это дело самовоспитания каждого отдельного человека. Безусловно, способствовать этому может объединение граждан в общественные организации. Многие скептически относятся к проведению таких мероприятий как круглые столы, общественные слушания, встречи с депутатами и т.п. Дескать, что изменит эта говорильня? Прежде всего это изменит людей! Вступая в диалог с властью с позиций представителя общественной организации, человек ощущает за своей спиной поддержку, чувствует себя частью общества, его представителем, он привыкает говорить с чиновником на равных, заставляет себя уважать. Не только не сгибаться перед чиновничьим произволом, но и бороться за свои права — вот путь изживания в своей душе «синдрома маленького человека».
 
 
< Пред.   След. >

Голосования

Как настроение?
 

Статистика

Участников: 123
Новостей: 392
Ссылок: 47
Портал


Rambler's Top100

Сервер
Статистика посещаемости проектов ЦСПР

Каталоги
Zbir.info - Каталог каталогов
Каталог Хороших Сайтов

Трансляция