ЦСПР - центры социально-психологической реабилитации населения и его информирования по вопросам преодоления последствий Чернобыльской катастрофы - являются структурными подразделениями Министерства по чрезвычайным ситуациям Украины. Центры начали создаваться в 1994 году по инициативе ЮНЕСКО в рамках Чернобыльской программы ООН - в Украине, России и Беларуси. В Украине работает 5 реабилитационных центров - в Бородянке, Боярке, Иванкове, Коростене и Славутиче. Об основных задачах ЦСПР, реализованных и реализуемых программах, проектах, а также о текущей работе наших специалистов вы сможете узнать на страницах портала CSPR.info и на сайтах-спутниках - блоге, форуме, веб-визитке, региональных и проектных интернет-ресурсах

 
Главная arrow Мужчина и женщина arrow Лики украинского феминизма

Консультации психологов, социальных педагогов. Индивидуальная, семейная и групповая работа. Тренинги

Веб-визитка Киево-Святошинского центра социально-психологической реабилитации (г.Боярка)
Лики украинского феминизма Версия для печати Отправить на e-mail
07.07.2010

Автор: Светлана СЕНЕНКО

Феминизм у нас нынче не в моде, и не так уж много украинок берут на себя смелость назваться феминистками. Одним уже успели внушить, что феминистки — это «агрессивные мужененавистницы и лесбиянки». У других причины попроще. Как написала одна участница дискуссии в Интернете, «мой любимый к слову поинтересовался, феминистка я или нет, а как только я пустилась в пространные рассуждения на эту тему, тут же прервал меня жесткой фразой: «Я не желаю от тебя слышать слово «феминизм» по отношению к себе! Иначе...», — и замолчал многозначительно. И тут я сразу же поняла, что никакая я не феминистка...»

Тем не менее украинский феминизм существует — примерно в такой же степени и на тех же основаниях, что и украинский средний класс. Более того, как показывает история западной демократии, феминизм является «естественной» идеологией именно среднего класса. По крайней мере, и феминизм, и гендерная проблематика, и разговоры о том, что женщина чувствует и мыслит иначе, чем мужчина, и, соответственно, у женщины должно быть право на ее прямой голос, на артикуляцию своего внутреннего мира в культуре, в реальности, в обществе, во власти, наконец... — все эти вопросы возникают тогда, когда общество уже удовлетворено первичными потребностями, когда заканчивается этап выживания, дарвиновской борьбы за существование и начинается собственно жизнь...

Новые амазонки
Эти особы как раз и представляют женскую часть нашего среднего класса во всей ее красе. Среди них есть женщины разных возрастов и жизненных путей. Всех их объединяет уверенность в том, что они достаточно сильны, чтобы многого добиться в жизни и перенести множество трудностей. Они заняты достижением собственной финансовой состоятельности и, как следствие, независимости от мужчин.

«Мне все равно, подадут мне пальто или нет, дверь тоже всегда открываю сама, а откроют — ну и ладно, на такие мелочи не обращаю внимания. Платить за себя люблю сама — хочу чувствовать себя никому и ничем не обязанной», — вот типичное отношение «новой амазонки» к институту галантности и традиционного ухаживания. Вместе с тем, в отличие от своих античных предшественниц, «наши» в своем большинстве отнюдь не чураются мужчин и стремятся реализовать себя также в семейной жизни. Многие из них возлагают на себя функции основного «добытчика». Однако их независимость и успешность не означает, что им не нужны мужские забота, ласка, поддержка и понимание. Между тем их отношение к мужчинам, зачастую сложившееся на основании горького личного опыта, весьма неоднозначно. Говоря словами одной из них: «я хочу видеть в нем героя, а в реальности получаю капризного ребенка».

Особенно болезненно они относятся к несправедливости распределения домашнего труда, львиная доля которого традиционно достается женщине: «Прошло время, когда один мужчина пахал в поле. Теперь оба пашут на равных, потому что большинство наших мужчин не в состоянии прокормить семью. Выводит из себя тот факт, что, отработав одинаковое количество часов на работе, женщина потом еще несет вахту на кухне в то время, как ее муж считает это занятие ниже своего достоинства. Как многие говорят, не мужицкое это дело — посуду мыть...». В результате у «новых амазонок» часто вырабатывается предвзятое отношение к мужчинам как классу, уверенность в том, что «настоящих мужчин сейчас можно по пальцам пересчитать». Вот и получается, что феминизм «новых амазонок» не очень-то отличается от пресловутой концепции войны полов...

Искательницы женского мира или «культурные феминистки»
Эта категория склонна воспринимать мир с эстетической, культурной позиции и стремится выработать собственный стиль жизни, создать особый, женский мир. По словам одной из них, «мир, в котором мы сейчас живем, — мужской. В нем нет ничего из того, в чем мы, женщины, по-настоящему нуждаемся... А ведь в природе не существует «просто» человека. Есть женщина и есть мужчина. Мужчина любит глазами, и весь мир делает глянцевым, сексуально привлекательным, неживым и блестящим. А я, когда хочу купить розу, выбираю ее по запаху...»

Как видим, искательницы женского мира соглашаются с установками традиционной культуры, разделяющими мир на мужскую и женскую составляющие. Однако если патриархальный подход определяет мужское начало как творческую, созидательную силу, а женскому отводит второстепенную, «принимающую» роль, то «культурные феминистки» ставят на первое место именно женскую ипостась. Надежды на изменение общества к лучшему они связывают с заменой агрессивных, подавляющих мужских ценностей на мирные и животворящие женские. Нередко такой путь приводит их к изобретению особой женской религии, в которой центральное место занимает какая-нибудь новая или забытая «старая» богиня. Феминистки, занятые поиском женского мира, ищут способ самореализации в разнообразных видах творчества и, если понадобится и получится, готовы потеснить в выбранной сфере конкурентов-мужчин.

Профессиональные феминистки
В конце 60-х годов в Европе и США в рамках ряда гуманитарных наук (социальная психология, социология, этнология, лингвистика...) стало бурно развиваться новое направление научной мысли, получившее название «женские исследования» или «женские штудии» (women’s studies). В 90-х годах прошлого века исследовательские центры такого рода появились и у нас в стране, прежде всего при университетах в Харькове, Киеве, Одессе... В них изучают и разрабатывают философию и теорию феминизма, расширяя тем самым перспективу для изучения и понимания природы человека. Кроме того, в Украине существует несколько сотен женских организаций самых разных направлений, каждое из которых отражает специфические женские проблемы в обществе. Это и работа по увеличению числа женщин в политических структурах, и просветительские программы, и оказание женщинам юридической помощи и консультаций, и организация кризисных центров и убежищ жертвам насилия...

Плохо то, что, как правило, эти женские организации немногочисленны и не пользуются серьезной поддержкой со стороны местных властей и бизнеса. В результате им приходится существовать за счет зарубежных грантов, за получение которых они конкурируют между собой. Да и внутри многих женских содружеств то и дело разгорается жесткая, прямо-таки «мужская» борьба за власть и влияние. Создается впечатление, что иные женщины, провозглашающие идеи феминизма, продолжают смотреть на себя глазами мужчины и настороженно относятся к своим соратницам по общему делу, в которых подсознательно видят соперниц...

Национально-патриотические феминистки
Их можно было бы отнести к одному из подвидов профессиональных феминисток, однако влияние провозглашаемых ими идей, похоже, шире — из-за их созвучности с национально-патриотическими умонастроениями в целом. Они напоминают нам о достижениях «золотого века феминизма» во времена Киевской Руси, у истоков которой, как известно, стояли женщины: сначала Лыбидь, вместе со своими знаменитыми братьями основавшая Киев, а затем княгиня Ольга, которая, по мнению некоторых историков, по сути создала древнерусское киевское государство, проведя первую в истории Руси финансово-административную реформу. Она же стала одной из первых в мире женщин-дипломаток.

Именно в этот период древнерусские женщины, прежде всего из привилегированных социальных слоев, находились под защитой законов. У них было право на развод, на отстаивание своих интересов в суде. Тогда же при женских монастырях, в первую очередь в Киеве, были образованы школы для девочек, где их обучали пению, шитью, вышиванию, азам арифметики, письма и даже основам риторики, космографии и иностранным языкам. Неудивительно, что европейские короли охотно брали в жены образованных и воспитанных девушек из древнерусских княжеских родов, и, как следствие, в истории Польши, Франции, Германии и других европейских стран мы находим немало «наших» женских имен.

Новая волна украинского феминизма началась в конце XIX века и связана с именами Олены Пчилки, Н. Кобринской, Леси Украинки, О.Кобылянской, Л.Яновской, а также с такими общественными организациями как «Клуб Русинок», «Кружок українських дівчат», «Жіноча громада»... К сожалению, украинский феминизм замер в своем развитии с приходом к власти большевиков, для которых женское движение было одним из проявлений «буржуазных штучек»...

Такая славная история способствует тому, что национально-патриотическому направлению современного отечественного феминизма бывает присуще некоторое самодовольство. Иные его представительницы болезненно относятся к критике сегодняшнего состояния женских проблем в Украине и открещиваются от западных феминистических течений.

Радикальные феминистки

Радикальный феминизм — это наиболее яркое и скандальное феминистское течение, отпочковавшееся от левого движения и представленное теоретическими работами западных авторов. Главная его идея заключается в том, что дискриминация женщин органически следует из социального устройства, в котором доминируют мужчины. Любое личное поражение или унижение женщины они рассматривают как политический акт, доказывающий порочность и вред патриархальной системы власти. «Мы не говорим «супружеская ссора», мы говорим об оскорблении женщины», — заявляет одна из идеологов радикального феминизма. Отсюда следует главная задача радикальных феминисток — коренное изменение общественных отношений в пользу женщин. Ну а радикальнейшие из радикальных идут до конца и призывают к уничтожению мужчин как класса.

Возможно, радикальные феминистки были услышаны именно благодаря своей эпатажности. Это они заявили о проблеме насилия над женщинами, в частности насилия в семье, и после их выступлений в обществе всерьез заговорили о недопустимости сексуальных домогательств на рабочих местах и в учебных заведениях. Однако их непримиримая позиция по отношению к мужчинам не только напугала последних, но и привела к дискредитации феминизма как такового в глазах более умеренных представителей обоих полов.

Хорошей новостью является тот факт, что радикальные феминистки — «не наши кадры»: в Украине их не видно и не слышно, по крайней мере я таковых не обнаружила, сколько ни искала. В какой-то степени к ним приближаются наши немногочисленные лесбиянки, вышедшие из подполья, но далеко не все. Тем не менее без упоминания о них рассказ о современном феминизме был бы неполным, а главное, не было бы понятно, откуда берутся представления о том, что все феминистки «ненавидят мужчин, воинственны и агрессивны».

Либеральные феминистки
Так же, как центром либеральной идеологии вообще является принцип свободы и защиты прав человека, центром идеологии либерального феминизма является обеспечение равных прав и свобод для женщин и мужчин. И в этом нет никакой попытки сделать мужчин и женщин одинаковыми или нарушить законы природы. Речь идет об отказе от так называемого биологического детерминизма, когда всем женщинам приписываются особые личностные качества, которые отличают их от мужчин. К примеру, когда говорят, что любая женщина по сравнению с любым мужчиной более эмоциональна и пассивна и, одновременно, менее агрессивна и умна и т.д. Для либеральных феминисток определяющими являются индивидуальные характеристики личности, а не принадлежность к полу, ибо, если рассматривать человека в социальном контексте (а значит, вынести за скобки чисто биологические и сексуальные аспекты), то оказывается, что различия между людьми в рамках одного и того же пола гораздо более сильные, нежели различия между полами.

Интересно наблюдать за тем, как приверженность к либеральным ценностям разрушает глубоко внедренные в сознание предрассудки биологического детерминизма. Начав с довольно категорического утверждения, что «женщины расчетливее, способны видеть ситуацию не только со своей колокольни, но и как бы другими глазами, попытаться понять точку зрения оппонента, зато целеустремленности и последовательности больше у мужчин», одна из моих собеседниц задумалась и добавила: «Конечно же, это не относится поголовно ко всем мужчинам и поголовно ко всем женщинам...»

Либеральные феминистки утверждают: «Мы, женщины, равны с мужчинами в своем волеизъявлении и желании строить свою жизнь так, как мы того хотим». Они полагают, что половые различия ограничиваются органами воспроизводства и вторичными половыми признаками и не затрагивают умственных способностей и склонностей к тем или иным занятиям. Они поддерживают право выбора самой женщины — рожать ей ребенка или делать аборт. Они выступают за равные возможности для женщин и мужчин в образовании и в системе занятости. Они считают, что женщина может заниматься любым видом деятельности, для которой у нее хватает квалификации.

Именно либеральный феминизм является ведущим течением феминизма и основой женского движения. В каком-то смысле можно сказать, что это и есть «правильный феминизм». Предтечей либерального феминизма является рационализм XVIII века и учение о естественных правах, основой – убеждение, что женщина прежде всего личность и, следовательно, должна иметь те же права и обязанности, что и мужчина. Суть либерального феминизма заключается не в борьбе с мужчинами, а в отстаивании прав всех людей, в том числе и мужчин, а также в борьбе против общественных стереотипов.

Неосознанные феминистки
Они нередко начинают говорить о себе такими словами: «Я не феминистка, но...», напоминая тем самым господина Журдена из бессмертной комедии Мольера «Мещанин во дворянстве» на стадии, когда он еще не знал, что говорит прозой. То есть по сути эти женщины являются самыми настоящими феминистками либерального толка, но не могут позволить себе это признать из-за «испорченности» самого термина. Вот типичное высказывание неосознанной феминистки: «Я нормальный человек, и ни один работающий рядом со мной мужчина (а их в нашем коллективе большинство) не назовет меня феминисткой. Но работаю я так же, как они, а порой и объективно лучше, и никогда не прошу никаких поблажек... Я не хочу и не буду никем командовать дома и определенно предпочитаю сильных мужчин, но при этом никому не позволю умалять мои достоинства».

Многих женщин термин «феминизм» отталкивает еще и потому, что в нем заложен принцип борьбы. Они считают, что в провозглашении и отстаивании прав женщин как класса есть что-то унизительное, и предпочитают утверждать свои личные права в реальной жизни по мере возникновения необходимости в этом. Главное, что объединяет «сознательных» и «неосознанных» феминисток — это стремление к установлению партнерских отношений с мужчинами как в семье, так и на работе. Отношений, основывающихся на возможности диалога, возможности быть услышанной и понятой, возможности в сотворчестве найти пути выхода из любого кризиса...

Феминисты-мужчины

Как ни странно, в нашей стране они тоже есть, хотя бы потому, что у многих профессиональных феминисток есть мужья, которые поддерживают своих жен, разделяют их взгляды, а то и принимают участие в их деятельности. Интересно, что феминистские идеи, поначалу воспринимаемые в штыки, нередко находят отклик в умах мужчин, когда они начинают задумываться о судьбе своих дочерей.

Вообще говоря, либеральный, а стало быть «настоящий» феминизм несет большое облегчение именно мужчинам. Хотя почему-то в нашем обществе всякие разговоры о мужском феминизме немедленно выходят на сакраментальный вопрос: «а кто будет платить в ресторане?» Кстати, ответ на него очень простой: кто пригласил, тот и платит. И если мужчина приглашает женщину на свидание, то никакой феминизм не помешает ему за нее заплатить. Хотя, если она этого по какой-то причине не хочет, то это ее личное человеческое право.

Феминистский подход к сфере частных межличностных отношений можно сформулировать в короткой фразе: «лишь бы все были довольны». Так, если обоим участникам конкретной супружеской пары нравится «старорежимный» расклад «муж — в поле, жена — в доме» — на здоровье. Феминизм выступает исключительно против навязывания «старорежимных» и любых других стереотипов всем парам, независимо от желания, склонностей и баланса характеров супругов. В частности, феминизм поддерживает право мужчины быть домашним хозяином и «домашним папой» — если ему так хочется и семье это удобно.

Кстати, в российской империи, в состав которой в то время входила Украина, именно мужчины первыми поставили вопрос о равноправии женщин. Среди них были такие видные личности, как литературный критик Михайлов, профессор западной истории Грановский, хирург Пирогов, физиолог Сеченов... Эти феминисты-мужчины XIX века были уверены, что решение женского вопроса является неотъемлемой частью процесса демократизации и либерализации, и в этом с ними солидарны современные феминисты обоих полов.

 
< Пред.   След. >

Голосования

Как настроение?
 

Статистика

Участников: 123
Новостей: 392
Ссылок: 47
Портал


Rambler's Top100

Сервер
Статистика посещаемости проектов ЦСПР

Каталоги
Zbir.info - Каталог каталогов
Каталог Хороших Сайтов

Трансляция