ЦСПР - центры социально-психологической реабилитации населения и его информирования по вопросам преодоления последствий Чернобыльской катастрофы - являются структурными подразделениями Министерства по чрезвычайным ситуациям Украины. Центры начали создаваться в 1994 году по инициативе ЮНЕСКО в рамках Чернобыльской программы ООН - в Украине, России и Беларуси. В Украине работает 5 реабилитационных центров - в Бородянке, Боярке, Иванкове, Коростене и Славутиче. Об основных задачах ЦСПР, реализованных и реализуемых программах, проектах, а также о текущей работе наших специалистов вы сможете узнать на страницах портала CSPR.info и на сайтах-спутниках - блоге, форуме, веб-визитке, региональных и проектных интернет-ресурсах

 
Главная arrow Как сберечь семью arrow Ошибка Льва Толстого-2, или Анатомия несчастливой семьи

Консультации психологов, социальных педагогов. Индивидуальная, семейная и групповая работа. Тренинги

Веб-визитка Киево-Святошинского центра социально-психологической реабилитации (г.Боярка)
Ошибка Льва Толстого-2, или Анатомия несчастливой семьи Версия для печати Отправить на e-mail
17.01.2011

Автор: Светлана СЕНЕНКО (Нью-Джерси)

Конечно, мысль о том, что все несчастливые семьи несчастливы по-своему, не стала бы такой популярной, не попади она в резонанс с чувствами людей, переживающих семейный разлад. Однако, какими бы запутанными ни были наши семейные коллизии и какими бы неповторимыми ни были наши индивидуальные черты, психологический анализ показывает, что все несчастливые семьи, начинавшие как счастливый союз любящих друг друга людей, неизбежно следуют одному и тому же «сценарию распада», печальным итогом которого является либо развод, либо вынужденное одиночество вдвоем. При этом каждая фаза этого сценария характеризуется своим особенным (тем не менее, общим для всех несчастливых пар) набором эмоций, переживаний, психологических установок и т.д. Данная статья посвящена краткому анализу главных этапов этого сценария, а в следующей будет рассказано, как можно его изменить и вернуть семье утерянный эпитет «счастливая».

Разлад начинается с того, что на семейной сцене один за другим появляются «четыре всадника апокалипсиса»— термин, введенный в обиход психологии семейных отношений американским исследователем Джоном Готтманом, посвятившим изучению этого вопроса более четверти века. Вот их имена, расположенные в порядке от наименее вредного к наиболее роковому: критицизм, неуважение, оборонительность и отчуждение. Обратите внимание: среди четырех главных разрушителей брака нет злости и гнева. Оказывается, эти сильнейшие отрицательные эмоции не страшны сами по себе — они вредят только в сочетании с критицизмом и неуважением.

Критицизм.

Важно отличать критицизм от выражения недовольства и высказывания претензий, просьб и требований — этих вполне здоровых и крайне необходимых в семье инструментов для притирки и лучшего уживания. Грань между ними тонка, и ее очень легко перейти. Именно поэтому критицизма в той или иной мере не избегает никто. Ситуация становится опасной, когда партнер по какой-то причине игнорирует ваши претензии (возможно из-за того, что вы не смогли их ясно выразить). Рубикон бывает перейден, когда вместо разбирательства по отдельному поводу и реакции на конкретное действие или поведение вы обрушиваете свой гнев на личность или характер партнера в целом.

Образно говоря, конструктивная и законная претензия начинается со слов «я...», «мне...», «для меня...» и т.д., а критицизм — со слов «ты...», а то и еще хуже: «ты всегда...» или «ты никогда...» (критицизм имеет склонность к обобщению). Надо заметить, что начинать с «ты» психологически гораздо легче, чем с «я», и с этим связана одна из главных трудностей в борьбе с критицизмом. Казалось бы, какая разница — «я» или «ты»? Но для того, на кого направлен критицизм, разница в восприятии весьма ощутимая, ибо зачин «ты» — это мощное воздействие «против шерсти». Однако и для нападающей стороны разница не менее ощутима — главным образом с точки зрения результата: поскольку критицизм автоматически провоцирует его объект занять оборонительную позицию, вероятность удовлетворения нашей претензии сильно понижается.

Искусство правильно высказанной претензии заключается в том, чтобы как можно яснее и четче выразить свое собственное неудовлетворение по поводу конкретной ситуации, и не возможности избегать обобщенных обвинений. Следует подчеркнуть, что постоянное сдерживание и замалчивание недовольства не спасает положение — в один не очень прекрасный момент оно может прорваться лавиной критицизма.

Неуважение

Если раны, наносимые критицизмом, являются всего лишь его неизбежным побочным эффектом (ведь основная его цель — желание, чтобы партнер делал или не делал что-то или как-то), то прямой целью второго всадника семейного апокалипсиса является именно желание ранить, наказать, обидеть, унизить, психологически задеть партнера.

Неуважение подкрадывается незаметно и обычно начинает проявляться с помощью «языка тела». Красноречивыми знаками утраты уважения являются демонстративные вздохи, презрительные гримасы, закатывание глаз, ухмылки, качание головой... Серьезный признак неуважения — отвлечение на посторонние темы в то время, как партнер выражает свою озабоченность. Очевидными проявлениям и неуважения являются обидные прозвища, оскорбления, брань, унижающий юмор, передразнивание, насмешки, сарказм...

Когда неуважение входит в семью, супруги склонны «забывать» все замечательные черты, которыми обладает их вторая половина. Прямое следствие этого процесса — угасание любви. Вот почему первые ростки неуважения надо беспощадно выкорчевывать — разумеется, в себе, ибо выкорчевывание их в другом обычно приводит к обратному результату, в то время как хороший пример может вдохновить.

Оборонительность

Если вас атакуют, проявляя критицизм и неуважение в ваш адрес, естественной реакцией (на уровне рефлекса) является оборона («Оставь меня в покое!»). И эта «естественность» оборонительности усугубляет дело, потому что «жертва нападения» склонна не видеть ничего плохого в своем поведении. Оборонительность проявляется с помощью таких приемов:

Отрицание своей вины.

Оправдывание — перекладывание вины на других людей или внешние обстоятельства.

Возвращение обвинений по типу: «а ты...». Например, на жалобу жены: «К нам никогда не приходят гости из-за того, что ты такой бирюк!», — муж парирует: «Как мы можем приглашать к себе людей, когда в доме такая грязь — ты же никогда не убираешь!»

«Начали за здравие, а кончили за упокой» — когда якобы согласие на самом деле означает несогласие («Да, но...»)

«Хождение по кругу», когда на каждое «да», сказанное женой, муж отвечает «нет», и каждый из них повторяет свои аргументы, не обращая внимания на то, что говорит другой.

Нытье. В этом случае не так важно, что именно говорится, а важно, каким тоном — обиженным, детским. За любыми словами подразумевается одно: «Зачем ты придираешься ко мне? Я ни в чем не виноват(а)...»

У оборонительности тоже есть свой язык тела. Это скрещенные на груди руки, переминание с ноги на ногу, фальшивые улыбки, когда губы кривятся, а глаза остаются серьезными... Женщины, занимающие оборонительную позицию, часто трогают шею, как бы перебирая невидимое ожерелье. Цель оборонительности — попытка защититься и предупредить будущие атаки. Беда в том, что оборонительность не способствует решению конфликта и только усугубляет семейные проблемы.

Отчуждение

Рано или поздно кто-то из супругов (как показывают наблюдения, чаще это муж) просто перестает реагировать — даже оборонительно — в ответ на упреки своей половины. Так в семью входит «четвертый всадник апокалипсиса» — отчуждение. Классическая ситуация, когда в ответ на вопросы или упреки жены муж хранит ледяное молчание. С его точки зрения он просто не хочет лишних скандалов и проявляет разумную сдержанность. В большинстве случаев он даже не понимает, что отчуждение само по себе является мощнейшим инструментом отрицательного воздействия, не говоря уже о том, что оно разобщает супругов.

Как показывают исследования, реакция мужей на отчуждение жен, как правило, относительно спокойная, тогда как большинство жен реагируют на отчуждение мужей остро и болезненно — не только психологически, но и физиологически (повышенный пульс и кровяное давление, затрудненное дыхание, боль в сердце и т.д.). Следует заметить, что при открытой конфронтации наблюдается обратная картина: пульс и давление у мужей повышается сильнее, чем у жен. Возможно, что эта физиологическая особенность является одной из причин «мужского лица» семейного отчуждения — мужья подсознательно избегают ситуаций, наносящих вред их здоровью.

Однако с точки зрения здоровья семьи, отчуждение хотя бы одного из супругов — это сильнейший вредоносный фактор. Если неудачное и неумелое общение портит отношения, то отчуждение их разрушает. Вместо обсуждения конкретной проблемы любая конфронтация приводит к удручающей картине: жена кричит на мужа, а он отгораживается от нее каменной стеной. Иногда муж просто молчит и, как кажется, вообще никак не реагирует, иногда он может пожать плечами или покачать головой, произнести нечто краткое и саркастическое, вроде «Ты всегда и во всем права...», повернуться и уйти — в другую комнату или из дома. Конечно, реакции такого рода могут иметь место и во вполне здоровых отношениях. Главное, чтобы они не стали обычными и привычными.
«Невинная жертва»
и «праведное негодование»

И все же, когда все четыре всадника семейного апокалипсиса поселяются в вашем доме — это еще не конец, а только начало конца. Главный их вред в том, что они вносят в отношения диссонанс, мешают супругам нормально общаться и взаимодействовать, порождают негативизм, с которыми крайне трудно справляться, если не понимать, что происходит по сути. Настоящая катастрофа наступает, когда хотя бы один из супругов начинает думать о своей половине в стойком негативном ключе.

Ежедневно, ежечасно, а то и ежеминутно мы ведем сами с собой мысленный внутренний диалог. В тех случаях, когда мы испытываем сильные отрицательные эмоции (например, злость, боль и отчаяние от того, что нас не понимают и не хотят понять), наши внутренние мысли могут быть либо самоутешительными (когда, например, мы «уговариваем себя», что это просто временное недоразумение, и вообще, все это не так уж и важно...), либо наоборот, усиливающими нашу негативную реакцию. Очевидно, что самоутешительные мысли больше присущи супругам из счастливых семей, тогда как супруги из несчастливых семей в своих мыслях склонны заводить себя все больше. Более того, как выяснили психологи, негативные мысли супругов из несчастливых семей, при всей их непохожести и уникальности, отличаются двумя общими признаками, проявляемыми как вместе, так и по отдельности: во-первых, это отношение к себе, как к невинной жертве, а во-вторых, выражение праведного негодования по отношению к другому.

Невинная жертва видит в своем партнере монстра, который относится к ней плохо, придирается по пустякам и совсем не ценит. Надевая маску невинной жертвы, мы тем самым освобождаем себя от ответственности за разгоревшийся конфликт, а значит, и от труда по его конструктивному разрешению. Это и есть главный недостаток такого образа мыслей — ведь до тех пор, пока каждый из супругов не станет прилагать усилия по налаживанию отношений, семейные проблемы решаться не будут. Поза праведного негодования во многом похожа на роль невинной жертвы, но «обогащена» чувством враждебности и неуважения по отношению к партнеру. Супруг, пылающий праведным гневом, ощущает себя уязвленным и жаждет реванша. Очевидно, что такой образ мыслей никак не помогает ни оздоровить, ни наладить семейные отношения. Чтобы не попадать в ловушки невинной жертвы и праведного негодования, нужна немалая внутренняя смелость наряду с серьезными усилиями по самоанализу.
Переполнение

Финальная стадия семейного «сценария распада» начинается с того, что у кого-то из супругов (а иногда у обоих сразу) появляется стойкое ощущение невыносимости такой жизни. Им становится все труднее контролировать свои чувства, их поведение становится экстремально враждебным (неважно, в оборонительном или отчужденном ключе). Такое состояние называют психологическим переполнением. Мужчины склонны входить в него чаще и легче, чем женщины (по тем же причинам, по которым мужчины чаще и легче поддаются соблазну отчуждения), однако и у женщин нет от него иммунитета. В состоянии переполнения человек ощущает себя несправедливо атакованным, непонятым, полным праведного гнева. Его захлестывают отрицательные эмоции, он хочет прекратить «эту пытку» и сбежать. Как вариант, у него появляется непреодолимое желание ответить ударом на удар.

Когда человек находится в таком состоянии, любое обращение к нему со стороны партнера вызывает реакцию ужаса и усталости («Боже, опять он(а) за свое!..»). У него развиваются супербдительность и напряжение в ожидании очередных придирок, а затем вырабатывается нечто вроде условного рефлекса на свою «половину» — на определенный тон ее голоса, на некое выражение лица... Тяжкие, разрушительные мысли о партнере становятся не исключением, а правилом, постоянным мысленным фоном. Позитивные проявления партнера либо игнорируются, либо рассматриваются с подозрением — начинает работать психологический эффект накликанной беды (чем больше вы настроены на нечто негативное, тем большая вероятность, что вы столкнетесь с реальными или воображаемыми признаками этой негативности, что, в свою очередь, очевидно еще больше укрепит вашу уверенность в ней).

Надо заметить, что в счастливых семьях тоже могут случаться отдельные инциденты переполнения, однако они носят поверхностный и «ситуационный» (связанный с какой-то конктретной, частной проблемой), а не глубокий и хронический характер. Когда кто-то из супругов испытывает хроническое переполнение, все хорошее, связанное с семьей и партнером, перестает им восприниматься. Если не остановить это процесс, постоянное переполнение приводит к дистанцированию, изоляции и окончательному разрушению отношений. Работает такая схема: семейные проблемы начинают казаться неразрешимыми, а обсуждение их с партнером — совершенно бесполезным. Постепенно супруги привыкают жить отдельными, параллельными жизнями, и в конце концов у каждого из них появляется ощущение «одиночества вдвоем», несмотря на то, что официально они могут еще состоять в браке.

Взгляд назад

Ничто так не предсказывает будущее семьи, как видение супругами своего общего прошлого. Когда кто-то из них начинает воспринимать семейную историю в отрицательном свете, это является одним из самых ранних и верных признаков того, что семья находится в опасности. Так, супруги из семей, идущих к разводу, склонны вспоминать время зарождения своих отношений, как полное неопределенности, смятения и тревоги. Свою встречу они описывают, как событие, осложнившее их жизнь, а не как радостное и чудесное. Если счастливые супруги с гордостью говорят о тех препятствиях, которые они преодолели на пути друг к другу, то несчастливые смотрят на аналогичные обстоятельства с разочарованием и грустью.

Все вышеописанные наблюдения относятся в одинаковой степени к обоим супругам. Есть, однако, три важнейших признака грядущего развода, которые в большей мере касаются мужей, чем жен. Первый — это ощущение общности в противовес разделенности. Другими словами, чем больше муж представляет свою историю, как общую с женой, тем больше шансов, что их союз выстоит в любых испытаниях. Весьма благоприятный признак — когда муж отлично помнит нюансы своих чувств и детали своих поступков в период ухаживания за будущей женой, тогда как крайняя забывчивость — очень неблагоприятный признак. Ну, и наконец, в стабильных и счастливых семьях мужья склонны говорить о своих женах с любовью и гордостью, тогда как в нестабильных и несчастливых — наоборот, причем спектр выражаемых отрицательных эмоций может быть весьма широк.

Взгляд вперед

Почему в одних семьях негативные проявления бывают побеждены позитивными, а в других нет? Разгадка здесь не в том, что какие-то люди изначально подходят друг другу лучше, чем другие. Идеально предназначенных нам «половинок» не существует в природе, это всего лишь мечта и миф. Однако люди отличаются гибкостью и способны меняться, подстраиваться друг под друга, если у них есть достаточно сильная мотивация для таких изменений. Среди множества причин того, что счастливые поначалу семьи становятся несчастливыми, выделяются две главные. Первая — это неумение слышать позитив и конструктив за шумом негатива. Вторая — нереалистические ожидания по поводу того, как должны вести себя супруги (прежде всего «другой»).

Отсюда следует и план спасательных операций. Для начала супругам надо бы вспомнить, что под завалами боли, обид и одиночества хранится нечто хорошее — то, что некогда вызвало их любовь друг к другу и желание жить вместе. Параллельно следует научиться преодолевать в себе негативизм. Конкретные пути к спасению могут прийти через понимание того, что именно вас разводит. Ну, и самое главное — надо стараться общаться и взаимодействовать с любовью и пониманием даже в самых тяжелых и стрессовых ситуациях и вместе работать над улучшением отношений.

 
След. >

Голосования

Как настроение?
 

Статистика

Участников: 123
Новостей: 392
Ссылок: 47
Портал


Rambler's Top100

Сервер
Статистика посещаемости проектов ЦСПР

Каталоги
Zbir.info - Каталог каталогов
Каталог Хороших Сайтов

Трансляция