ЦСПР - центры социально-психологической реабилитации населения и его информирования по вопросам преодоления последствий Чернобыльской катастрофы - являются структурными подразделениями Министерства по чрезвычайным ситуациям Украины. Центры начали создаваться в 1994 году по инициативе ЮНЕСКО в рамках Чернобыльской программы ООН - в Украине, России и Беларуси. В Украине работает 5 реабилитационных центров - в Бородянке, Боярке, Иванкове, Коростене и Славутиче. Об основных задачах ЦСПР, реализованных и реализуемых программах, проектах, а также о текущей работе наших специалистов вы сможете узнать на страницах портала CSPR.info и на сайтах-спутниках - блоге, форуме, веб-визитке, региональных и проектных интернет-ресурсах

 
Главная arrow Муж и отец arrow Папа! Ну почему ты такой? или Неотправленное письмо отцу

Консультации психологов, социальных педагогов. Индивидуальная, семейная и групповая работа. Тренинги

Веб-визитка Киево-Святошинского центра социально-психологической реабилитации (г.Боярка)
Папа! Ну почему ты такой? или Неотправленное письмо отцу Версия для печати Отправить на e-mail
13.08.2008

Авторы: Мария КИРИЛЕНКО, Анна ЯЦЕНКО

Image Стоит ли повторять, что каждому ребенку нужен отец? Это ведь одна из тех истин, которые не требуют доказательств. И все же говорить об этом надо. В момент, когда мужчина принимает решение оставить семью, он должен отдавать себе отчет в том непоправимом зле, которое причиняет своему ребенку. Не менее важно и матери, которая провоцирует или инициирует развод, понимать, что родного отца ребенку никто в полной мере не заменит. Да, иногда нельзя иначе, и расставание неизбежно, но в любом случае решение с обеих сторон должно приниматься сознательно и взвешенно, с учетом всех возможных последствий. Отцу при этом очень важно постараться увидеть в своей будущей жизни место своим оставленным детям. А матери (с которой чаще всего остаются дети) стоит заранее настроиться на то, чтобы создать условия для здорового общения отца со своими детьми. Однако дефицит отцовской любви испытывают не только брошенные дети…

Молодые люди обожает тренинговые занятия(1). Особенно такие, во время которых можно получить ответы на волнующие их вопросы: как поверить в свои силы, что такое успешность в жизни, можно ли найти партнера на всю жизнь, как выбрать профессию… Обычно все это происходит в непринужденной, нередко игровой форме: общее оживление, радостные возгласы, смех. Но во время одного из тренингов все вдруг становится непросто и неоднозначно, а присутствующие буквально за несколько минут меняются до неузнаваемости. Напряженная атмосфера, коктейль из мыслей, чувств и эмоций… Аудитория смешанная — в основном подростки 14—17 лет, несколько людей постарше… Но тем интереснее наблюдать за участниками: дрожащие руки, слезы на глазах, сбивчивая эмоциональная речь… Или наоборот — пантомима под названием «партизан на допросе»… Один строчит с такой скоростью, вроде от этого зависит его жизнь; другой в задумчивости рисует чертиков; кто-то вообще вышел из аудитории и не спешит возвращаться… Есть и те, кто спокоен, но они в меньшинстве. Казалось бы, ничего особенного не произошло: просто молодым людям было предложено написать письмо тому из родителей, которому хочется в чем-то признаться, за что-то попросить прощение, выразить обиду или просто поговорить. Это должно быть письмо, которое адресат никогда не получит. Во время последующего обсуждения выяснилось, что подавляющее большинство написало своим отцам. Мы попросили не подписывать письма (только указать возраст) и по возможности оставить нам свои письма «для работы». Многие согласились.

«Папочка, я бы все отдала за то, чтобы ты был с нами…»
 
Наверное, нет никаких шансов, что выдержки из писем, которые мы позволим себе процитировать, прочтет именно тот отец, которому адресованы эти строки. Но так ли это важно? Разные люди в непохожих обстоятельствах говорят одни и те же слова любви, тоски и надежды… «Привет папочка!2 Я тебя плохо помню, но ты у меня единственный. Раньше я тебя, наверное, не совсем понимала, но с возрастом мое мнение изменилось. Я не хотела видеть тебя за то, что ты бросил меня и даже ни разу не поздравил, а за 20 лет только раз позвонил. Но сейчас я готова попросить прощение за то, что тогда, в… году не захотела видеть тебя. Просто я была на тебя очень обижена. Недавно я смотрела фильм, в котором один артист был очень на тебя похож!!! Так вот, по непонятной причине я расплакалась. Я бы все отдала за то, чтобы ты был с нами, хотела бы побыть рядом с тобой, ведь как мне говорят, я точная твоя копия. Я очень надеюсь, что ты скоро наберешься смелости и приедешь ко мне!!! Твоя первая, любимая дочь!!!»
Молодые люди, которые по возрасту уже сами могут быть отцом или матерью, продолжают тосковать по своему папе, заочно «выяснять отношения», представлять, как они встретятся, чтобы высказать все свои обиды. И у многих из них теплится надежда, что отец сумеет оправдать свое поведение, «все» объяснить. А иногда ребенок мучится сомнениями, что именно он может быть в чем-то виноват. Даже если очень повезло и роль отца взял на себя симпатичный благородный отчим, все равно где-то в глубине души может тлеть и отравлять сознание тоска по родному человеку, невысказанные обиды, неизжитые эмоции, не сформулированные до конца потребности.
Нынешние реалии привнесли новый вид разлуки детей со своими отцами. Все больше таких, чьи отцы уехали за границу: «Дорогой папа! Я пишу тебе, чтобы узнать, как у тебя дела, как тебе живется в другой стране. Как погода, развитие страны? Вообще-то у меня не все так и плохо, живем с мамой, у нас есть собака, нам с ней весело. Жаль, что ты не можешь к нам приехать, но спасибо, что хоть звонишь иногда…». Трудно заочно судить, что это — бравада и попытка скрыть свою боль, неумение и неготовность формулировать свои внутренние проблемы или же ребенок и вправду спокойно воспринимает ситуацию и вовсе не фантазирует о чудесных встречах с папой и не рассказывает друзьям о том, что тот скоро заберет его к себе…
 
«Хоть мы и видимся часто, но все равно что-то не то…»
Но было бы слишком просто, если бы возможность и желание отца встречаться с ребенком решали все проблемы: «Папа, ты многого обо мне не знаешь, потому что ты со мной не живешь. Хоть мы и видимся часто, но все равно что-то не то…». Увы, даже если отец часто видится с ребенком, то это вовсе не означает, что между ними существуют взаимопонимание и душевная близость. «Привет, папочка! Я очень хотела с тобой поговорить. Извини, что я не часто тебе звоню и приезжаю. Не знаю, как ты, но я очень по тебе скучаю. Я, конечно, не знаю, что у вас с мамой в прошлом произошло, но все равно я люблю тебя и маму. Мне очень жаль, что я провела детство без тебя. Мне очень не хватало тебя. Нет, ты не подумай, что я тебя в чем-то виню, просто хочу тебе сказать все, что я думаю. У меня все хорошо, но все равно мне чего-то не хватает. Очень тебя люблю и скучаю… Р.S. Когда мы снова увидимся, то давай с тобой поговорим о нас и о наших отношениях».
Детям, которых оставил отец, очень важны не встречи сами по себе, а именно возможность «поговорить об отношениях», что-то выяснить, в чем-то открыться, почувствовать себя любимыми и защищенными. Существуют «старательные» папы, которым, казалось бы, не в чем себя упрекнуть: и время на общение с ребенком они выделяют, и на подарки и денежную помощь не скупятся. А ребенок все равно капризничает и даже избегает общения с отцом, чувствуя, что отношения «не такие». Отцу стоит задуматься: кто он для своего ребенка — спонсор, компаньон по развлечениям или друг, которому можно все рассказать и который всегда выслушает и поможет?
 
«Папа, мне надоело с тобой жить…»
Но если одни дети готовы все отдать, чтобы папа был рядом с ними, то другие мечтают о том, чтобы отец их оставил: «Папа! Почему ты такой, папа? Мне надоело с тобой жить. Ты приносишь только огорчения… Ты изводишь маму! Если б было все так просто, мы уже б давно ушли с мамой. Ну почему ты не такой, как все нормальные папы? Почему ты не можешь найти общий язык с окружающими? Зачем ты делаешь всех виноватыми? Ты забываешь, что сам во многом виноват…» Кто измерит меру страдания ребенка, рядом с которым находится недостойный отец? А сколько детей имеют «полную» семью лишь потому, что «все не так просто», и порой только материальная зависимость тормозит решительный шаг? Жизнь может сложиться по-разному. Бывает, что развод — это спасение, избавление и шаг к нормальной жизни. А иногда есть надежда, что любовь, терпение, обращение к специалистам помогут спасти брак. Как бы там ни было, но вполне закономерно, что и в одном, и в другом случае дети могут быть травмированы.
Но гораздо большее беспокойство вызывает тот факт, что дети оказываются обделенными отцовской любовью и в так называемых благополучных семьях. При этом «глава семьи» может быть весьма доволен собой и уверен, что он хороший семьянин, хозяин и добытчик. «Папа, мы почти не общаемся. Ты не замечаешь всех моих достижений в жизни. Я знаю, что не подхожу под твой идеал, но все же я твоя дочь. Мне не хватает папы. Мы не всегда сходимся во мнениях, но все же я люблю тебя...» И еще: «Папа! Почему ты не можешь позволить себе признать, что не прав. В течение всей жизни я не понимал отношений между нами и между мамой и тобой. А теперь я хочу только, чтобы ты хоть немного учитывал мое мнение и не делал бы все за меня, потому что я уже сам могу принимать некоторые решения. Мне всегда не хватало отцовской любви! Неужели ты не понимаешь, что есть другие ценности, кроме материальных? Почему все разговоры ты сводишь к вещам и деньгам?! Будь хоть немного человечней!!!» В письмах отражаются и типичные конфликты с теми отцами, которые пытаются жестко контролировать своих детей: «Папа, я тебя очень люблю. Я понимаю, что я не подарок, но ты хотя бы иногда меня понимай. Я уже не говорю про поддержку. Я знаю, что ты за меня боишься, но не выпускать из дома, это слишком. Больше всего я хочу с тобой найти общий язык…»
 
«Папа, уделяй нам больше внимания, говори с нами, помогай нам…»
Все чаще и чаще формальные мужья и отцы сводят свою роль в семье только лишь к принесению заработной платы. Интересно, что не только жены, но и дети ощущают, что это ненормально: «Папа, я знаю, что ты меня очень любишь. Но я хочу, чтобы ты немного изменился. Мне не нравится, что ты не хочешь помогать в домашней работе. Ты считаешь, что убирать, мыть посуду и т.п. — это женская работа. Ты же знаешь, как мама устает, но не хочешь ей помочь. Я стараюсь, как могу, но нам так важна твоя помощь. Ты очень часто по телевизору смотришь только то, что тебе захочется и никогда (почти) нам не уступаешь. Я знаю, что во многом бываю не права, но уделяй нам больше внимания, говори с нами, помогай нам. Я стараюсь исправлять свои ошибки и очень хочу, чтобы ты тоже это делал. Нам всем будет тяжело, но мы должны помогать друг другу, слушать каждого и жить мирно»… И для девочки-подростка важен не столько факт физической помощи, сколько (и это во сто крат важнее!) «вовлеченность» отца в семейную жизнь, его причастность ко всему, что происходит в семье. Дети особенно остро чувствуют потребность, чтобы отец жил вместе, а не просто рядом с ними.
 
«Ты был таким хорошим папой, но оказался совсем плохим отцом…»
Отчуждение, возникающее между отцом и его взрослеющим ребенком, способно негативно отразиться на самооценке ребенка, повлиять не в лучшую сторону на становление его личности, вселить мнительность и тревожность. «Привет папулечка! Давно хотела с тобой поговорить, но как-то не решалась. Мне кажется, что я в чем-то виновата перед тобой или не оправдала твоих надежд и ожиданий. У нас уже несколько последних лет нет нормального общения, а мне его так не хватает. Хочу извиниться за то, что не всегда была послушной «хорошей девочкой». У меня были на это причины. В моей жизни был очень тяжелый период, и я старалась вас с мамой не очень нагружать своими проблемами. Поэтому я очень отдалилась от вас, а особенно от тебя. А мне так хочется, как в детстве, быть твоей любимой доченькой, которая была «копия папы» и так любила сидеть у тебя на руках. Мне не хватает твоей заботы, любви и нежности…»
Молодой женщине, написавшей это письмо, 25 лет. И если в юности подросток все силы прилагает, чтобы оторваться от семьи, то после 20 (у кого раньше, у кого позже) происходит процесс регенерации связей с родителями. В норме это уже сознательное зрелое чувство, в котором есть место и благодарности, и любви, и желанию заботиться. Но для этого важно суметь вовремя сделать шаг навстречу друг другу.
А напоследок мы приведем письмо, которое написал взрослый человек: «Милый папа! Тебя уже нет, но я уверена, что ты чувствуешь, как мне тебя не хватает. В моем детстве ты был настоящим папой — заботливым и строгим, серьезным и веселым. Именно ты знал, о чем я мечтаю и чего хочу. Ты мастерил со мной игрушки, учил кататься на велосипеде, покупал мне книги, много рассказывал забавного и поучительного. А потом я повзрослела, и ты перестал понимать и принимать меня. Ты был таким хорошим папой, но оказался совсем плохим отцом. Ты не признал моего права быть «не такой», как тебе хотелось бы. Хорошо еще, что я рано вышла замуж, и наши отношения вконец не испортились…»
Да, так бывает. Отличные, заботливые папы, отдавшие детям много любви и заботы в детстве, так и не вырастают в мудрых отцов-наставников, которые умеют принимать своего ребенка таким, как он есть, уважать его и быть им уважаемым. Нередко это связано с завышенными ожиданиями, примитивным ожиданием «процентов» от «вложений» в сына или дочь, восприятие ребенка как своей собственности, «продолжения», «копии». А порой это связано с примитивной неготовностью мужчины подняться на более высокую ступень развития. Ведь чтобы быть хорошим папой (особенно в понимании малыша), иногда достаточно опуститься до его уровня и стать партнером по играм и развлечениям. А чтобы стать отцом, нужна и мудрость, и знание жизни, и умение отвечать на мировоззренческие вопросы, а еще великодушие, терпимость, умение слушать и доверять… Многие ли отцы к этому готовы?
 
Но все совсем не так плохо. У последнего письма есть продолжение, которое должно вселить надежду всем тем отцам, у которых пока еще не сложились отношения с их детьми: «Я смягчилась к тебе, когда у меня появились свои дети, и я осознала меру твоей заботы и любви ко мне в детстве. Да и ты стал спокойнее и мудрее, признал мое право быть обыкновенным человеком. Последние десятилетия твоей жизни у нас с тобой были очень теплые отношения, и я бесконечно благодарна Богу за то, что он подарил нам с тобой период душевной близости и взаимопонимания».
Мы все не идеальны, часто неправильно поступаем, делаем ошибки, кого-то незаслуженно обижаем, кому-то забываем уделить внимание, не всегда готовы попросить прощения, сказать слова благодарности… Но очень многое в жизни поправимо. И очень многое можно успеть — и наладить отношения с детьми, и стать им другом, и заслужить уважение. Папы и отцы! И те, кто живет рядом со своими детьми, и те, кто видит их только время от времени! Посмотрите на своих детей, подумайте, какие между вами отношения. И мы искренне надеемся, что вы не прочитаете в их глазах: «Папа, ну почему ты такой?»
 
1 По материалам тренингов Киево-Святошинского центра социально-психологической реабилитации населения по проекту «Здоровое будущее», FOCCUS (Friends of Chernobyl Centers, U.S., Inc).
2 В письма внесены незначительные грамматические правки, а также опущены некоторые бытовые и биографические детали.

http://www.zn.ua/3000/3855/53068/
№ 13 (592) 8 — 14 апреля 2006
 
< Пред.   След. >

Голосования

Как настроение?
 

Статистика

Участников: 123
Новостей: 392
Ссылок: 47
Портал


Rambler's Top100

Сервер
Статистика посещаемости проектов ЦСПР

Каталоги
Zbir.info - Каталог каталогов
Каталог Хороших Сайтов

Трансляция